Последние изменения в области трансфера технологий и охраны интеллектуальной собственности в Китае
15 ОКТЯБРЯ / 2019
Всекитайское собрание народных представителей (высший законодательный орган КНР) 15 марта 2019 года приняло новый «Закон об иностранных инвестициях» с целью унификации и оптимизации структуры иностранных инвестиций в Китае. Один из главных акцентов в рамках Закона — дальнейшее усиление защиты прав интеллектуальной собственности иностранных инвесторов в соответствии с китайским законодательством. В частности, Закон призывает к более строгому наказанию за нарушение прав интеллектуальной собственности (ИС), а также поощряет «добровольное и справедливое» технологическое сотрудничество между иностранными инвесторами и их китайскими партнёрами. Закон также призван запретить китайским правительственным учреждениям «принуждать» иностранных инвесторов к трансферу технологий в Китай в качестве условия инвестирования.
После вступления Закона в силу с 1 января 2020 года Китайское правительство должно дополнительно принять конкретные законодательные акты для детализации и реализации данных принципов усиленной защиты прав ИС иностранных инвесторов. Этот процесс уже начался, и мы описываем ниже начальный этап этих законодательных изменений.
Трансфер технологий

18 марта 2019 года, т.е. через три дня после вступления в силу Закона, Госсовет КНР выпустил административный циркуляр №709, объявляющий о внесении изменений в «Правила реализации закона о китайско-иностранных акционерных совместных предприятиях» и «Положения об управлении импортом и экспортом технологий», немедленно вступившие в силу.

Эти поправки исключили некоторые положения прежних Правил и Положений, которые ранее подвергались критике со стороны иностранных участников рынка и зарубежных государственных органов, включая Управление торгового представителя США, как обременительные, дискриминационные, предусматривающие менее благоприятный режим для иностранных организаций по сравнению с китайскими. Ниже приводится краткое изложение этих положений, которые в настоящее время отменены:

Срок трансфера технологий. Статьи 42(3) и (4) Правил ранее предусматривали, что срок действия любого соглашения о трансфере технологии между иностранным правоуступателем и правополучателем — китайским совместным предприятием, как правило, не должен превышать десять лет. По истечении срока действия соглашения о трансфере технологии правополучателю — совместному предприятию КНР должно было быть предоставлено право на бессрочное использование переданной технологии. Условия передачи теперь могут свободно согласовываться.

Условия возмещения убытков. Статья 24 (3) Положений требовала, чтобы иностранный лицензиар нёс ответственность в случае любых обоснованно заявленных претензий о нарушении прав ИС, выдвинутых третьей стороной против китайского лицензиата в результате использования лицензированной или переданной технологии. В соответствии с новыми Положениями стороны договориться о распределении таких обязательств.

Права в области усовершенствования технологий. Статья 27 Положений предусматривала, что все технологические усовершенствования, произведённые в течение срока действия договора об импорте технологии, принадлежат стороне, произведшей такие усовершенствования. Статья 29 (3) Положений также предусматривала, что иностранные организации не могут запретить китайским правоприобретателям совершенствовать технологию. Однако в рамках внутреннего трансфера технологий стороны могу свободно договариваться о правах собственности на усовершенствование. С отменой этого положения иностранная сторона теперь также может договориться о правах собственности на усовершенствования со своим китайским лицензиатом.

Другие ограничительные положения. В дополнение к ограничениям на усовершенствования, рассмотренным выше, согласно статье 29 новых Положений соглашение об импорте технологий не может содержать некоторые другие ограничительные положения. Эти ограничительные положения включают:

(a) требование к получателям приобретать не необходимое сырьё, продукты, оборудование или услуги
(b) требование о выплате отчислений за истекшие и/или недействительные патенты
(c) ограничение получателей в приобретении аналогичных или конкурирующих технологий у других
(d) необоснованное ограничение для получателей каналов приобретения сырья, деталей или компонентов, продуктов или оборудования
(e) необоснованное ограничение объёма продаж, моделей продукции или цен на продукцию, производимую получателями, или
(f) необоснованное ограничение для получателей каналов экспорта продукции, произведенной с использованием соответствующей технологии.

Вместе с тем следует отметить, что «Закон о договоре», его судебные разъяснения и «Закон о противодействии монополиям» КНР по-прежнему содержат аналогичные ограничения с антимонопольной точки зрения, которые применяются на взаимной основе как к китайским, так и к иностранным правоуступателям/лицензиарам по договорам импорта и экспорта технологий. Например, «Закон о договоре» в целом предусматривает, что договор о трансфере технологии не должен ограничивать конкуренцию и развитие технологий. В частности, в соответствии с судебными разъяснениями Верховного народного суда от 2004 года «О применении закона к договорам о технологиях», договоры о трансфере технологий не должны содержать какие-либо положения, ограничивающие право получателя на усовершенствования или использование любых усовершенствований, или устанавливающих несправедливые условия обмена для усовершенствований, такие как требование об их исключительном или неисключительном безусловном возврате. Иностранные инвесторы должны по-прежнему помнить о таких ограничениях при заключении договора о трансграничном трансфере технологий, если такой договор регулируется законодательством КНР.

Кроме того, ВСНП внесло поправки в «Закон об административных лицензиях» от 23 апреля 2019 года. В новой редакции Закона, в частности, конкретно указывается, что китайские правительственные органы не могут требовать, чтобы трансфер технологии являлся условием, предшествующим предоставлению каких бы то ни было административных лицензий (например, регулирующих разрешений или лицензий).

Более строгая ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности в Китае

В соответствии с положениями «Закона об иностранных инвестициях» о защите прав на ИС иностранных инвесторов, правительство КНР также внесло поправки в законодательство об ИС с целью повышения гражданской ответственности за нарушение прав ИС.

23 апреля 2019 года ВСНП опубликовало поправку к «Закону о товарных знаках», которая вступит в силу с 1 ноября 2019 года. В соответствии с новой редакцией Закона, в случае злонамеренного нарушения максимальный штрафной ущерб, который владелец товарного знака может потребовать от нарушителя, увеличивается с трёх- до пятикратной суммы фактических потерь, любой экономической выгоды, полученной нарушителем, или любых отчислений, которые мог получить владелец товарного знака. В случае, если сумма не может быть установлена, новый закон также увеличивает максимальную сумму штрафа с 3 до 5 млн юаней. Эта поправка также наделяет народные суды правом издавать предписания об уничтожении товаров, содержащих поддельные товарные знаки, в то время как ранее такими полномочиями обладало только Управление по рыночному регулированию. Новый закон также чётко предусматривает, что контрафактные товары не могут быть распространяться или продавать на рынке после удаления поддельных товарных знаков.
В соответствии с новой редакцией Закона, в случае злонамеренного нарушения максимальный штрафной ущерб, который владелец патента или товарного знака может потребовать от нарушителя, увеличивается с трёх- до пятикратной суммы фактических потерь.
Аналогичная поправка были предложены и в «Закон о патентах». Согласно проекту поправки, которая была опубликована для общественного обсуждения с 4 января по 3 февраля 2019 года, максимальный штраф, присужденный патентообладателю, должен быть увеличен с трех- до пятикратной суммы фактических потерь, любой экономической выгоды, полученной нарушителем, или любых отчислений, которые мог получить владелец патента. В случае, если сумма не может быть установлена, новый закон также увеличивает максимальную сумму штрафа с 3 до 5 млн юаней. Проект поправки в настоящее время подлежит дальнейшему рассмотрению ВСНП и, как ожидается, будет опубликован в конце 2019 года.

Выводы

Последние законодательные акты КНР, касающиеся защиты ИС — это, по-видимому, ответ китайского правительства на постоянные обвинения международного сообщества в «принудительном» трансфере технологий, а также в хищении и нарушении прав ИС. Они направлены на создание более равноправной и жизнеспособной среды защиты ИС для иностранных инвесторов. Фактическое действие этих положений предстоит проверить в судах и на коммерческих переговорах между иностранными инвесторами и их китайскими партнёрами в ближайшие годы.

Источники: White&Case,《中华人民共和国外商投资法》 中华人民共和国国务院令第709号《国务院关于修改部分行政法规的决定》《中华人民共和国技术进出口管理条例》《中华人民共和国中外合作办学条例》

По всем вопросам свяжитесь с нами любым удобным способом:

E-mail: info@ed-innovative.com
Телефон: +86 130 097 183 13
Сайт: http://ed-innovative.com
Соцсети: Facebook | Instagram | LinkedIn